Опубликовано

Активисты: Пока не сменится президент, убийцу Гандзюк не найдут

Который месяц не утихают обсуждения вокруг дела Екатерины Гандзюк – «активистки с Майдана» и впоследствии чиновницы, которую в июле 2018 года «возмущенные её поведением атошники» облили серной кислотой. В ноябре того же года Катерина скончалась в больнице.

Официальная причина смерти: полиорганная недостаточность (тяжёлая неспецифическая стресс-реакция организма, совокупность недостаточности нескольких функциональных систем, развивающаяся как терминальная стадия большинства острых заболеваний и травм).

Исполнителей преступления нашли достаточно быстро: ими оказались бывшие участники АТО во главе с Сергеем Торбиным (позывной «Опер»). Также был задержан и организатор – бывший помощник народного депутата Украины от БПП Николая Паламарчука Игорь Павловский. Кстати, бывшим он стал сразу, как «попался» — патрон в мгновение ока от него открестился. И что примечательно: Паламарчука в этом деле больше не упоминают, хотя «заговорщики» встречались с Павловским именно в херсонском офисе нардепа, и деньги, судя по показаниям, выдавались исполнителям там же. Что же касается заказчиков преступления, то они у следствия сменяют друг друга, как перчатки у ветреной дамы.

Изначально на всю Украину в качестве возможных заказчиков Гандзюк прозвучали три фамилии. И по странной случайности все трое – самая что ни на есть «верхушка» Херсонской области: председатель ОГА, его первый зам и председатель Херсонского облсовета. Важно: первые два – члены БПП, руководитель депкорпуса — оппозиционер. Кстати, поговаривают, что губернатор и его зам много времени провели в администрации Президента, когда началась вся эта заваруха, но это дало свой результат – оба резко перестали мелькать в предположениях причастности. Председателю областного совета достались все шишки. Мало того, что Генпрокурор Украины Юрий Луценко, не дожидаясь решения суда, на всю страну объявил подозреваемого «заказчиком», так ещё и суды имели показательно-демонстративные настроения. И если бы не адвокаты, неизвестно чем бы эта история для подозреваемого оппозиционера закончилась. А тем временем разгромленное в судах следствие взяло тайм-аут «на подумать» и полностью посвящает себя тому, чтобы успеть до выборов Президента всё-таки хоть кого-нибудь посадить за заказ убийства Гандзюк. Дело всё-таки громкое, да и сам Президент ни единожды уверял общественность: найдём и накажем!




Смущает только одно: как быстро из дела испарились персоны, принадлежащие к партии самого Президента. Например, журналистов более других интересует персона нардепа от БПП Николая Паламарчука. Судите сами. 

Гандзюк сама указала на своего убийцу

«Память у людей очень длинная, поэтому нельзя быть стопроцентно уверенным, что мы вообще говорим о ком-то из Херсона. Я почти уверена, что у заказчика в гардеробе висит форма с погонами, возможно, даже и не одна», — заявила Екатерина Гандзюк в своём первом после нападения интервью. С этих слов начался цикл сенсационных подробностей «дела Гандзюк». Но чем дальше уходило следствие, чем больше подробностей и предположений всплывало, тем реже вспоминались Катины слова: «У заказчика в гардеробе висит форма с погонами». Одна из самых живучих версий следствия гласит: Гандзюк пострадала, борясь против вырубки леса. Независимому следствию тема леса тоже кажется устойчивой. Но ни лесом единым живы расхитители Херсонщины. Местные знают: лес и рыба – костяк местных браконьерских группировок. И, как ни странно, «крышевание» этой противозаконной деятельности связывают на Херсонщине именно с Паламарчуком! 

Информация из открытого источника «Википедия», рубрика «Связи с криминальной деятельностью»:

Николай Петрович Паламарчук занимается укрывательством рейдерского захвата земель предприятия с иностранными американо-турецкими инвестициями ООО «Глобал-Инвест» в селе Надеждовка, Чаплинского района Херсонской области.

После смерти херсонской активистки Екатерины Гандзюк, в результате заказного нападения, активистами обвиняется в причастности к убийству и был назван «вечным смотрящим по темам МВД в Херсонской области». По словам участников сообщества «Кто заказал Катю Гандзюк?», посредником между исполнителями преступления и заказчиком был ранее судимый Игорь Павловский, официальный помощник народного депутата Паламарчука. Кроме того, Паламарчук пытался попасть в состав Временной следственной комиссии Верховной Рады Украины по расследованию нападений на гражданских активистов (в том числе и нападения на Гандзюк). 

Неоспоримым доказательством причастности Паламарчука к незаконной вырубке леса стало требование местных участников АТО остановить нардепа-расхитителя. С этим они пожаловали к руководству области 6 июля 2018 года на общее собрание. Однако, помимо реального митинга, в соцсетях развернулся и виртуальный. Там соратница городского головы Херсона Екатерина Гандзюк, в свойственной ей манере, окрестила воинов АТО «тітушньою» и «гопниками». Сами участники АТО живо заинтересовались, кого именно чиновница так обозвала, и пообещали ей, что она обязательно «еще ответит за свою клевету». 

Скелет в шкафу

Когда скандал с нападением на Гандзюк разлетелся по всей Украине, вслед за ним полетели и слова самой жертвы: «Я ментам не доверяю, я с ними разговаривать не буду». Но, судя по всему, не доверяла Катя вполне определённым «ментам», которых и имела в виду, настаивая: «У заказчика в гардеробе висит форма с погонами».

Думаем, что если бы следствие опиралось исключительно на факты, то «дело Гандзюк» уже давно было бы раскрыто. Но вмешалась политика. И вместо истинных злодеев публике начали подбрасывать кого угодно, кроме тех, кого перед выборами нельзя марать в крови.

А фактаж таков:

1. Исполнители покушения на Гандзюк указали организатора преступления – помощника народного депутата Украины Игоря Павловского. Николай Паламарчук тут же открестился от своего опричника, уволив его. Странно, но следствию этого «финта ушами» хватило для того, чтобы вопросов к Паламарчуку «резко» не стало.

2. Игоря Павловского один раз показали публике на суде по «делу Гандзюк». Выглядел он очень плохо, попросил общения с журналистами, но тут же был выдворен из зала суда.

3. По странному стечению обстоятельств, из дела исчезают все «подозреваемые», состоящие в Блоке Петра Порошенко (БПП). А ведь список «врагов» Катерина называла огромный. Примечательно, но следствию (не без помощи активистов) «приглянулись» только три фамилии – Гордеев (БПП), Рищук (БПП), Мангер («Батькивщина»). Последним и решили заняться плотно. Но в суде удалось доказать, что «следов» Мангера в деле нет. Да и сам Павловский, отвечая на вопросы, сказал: «Я Мангера видел один раз в жизни!».

4. Адвокат Павловского, общаясь с журналистами, бросает фразу: «Моего подзащитного обманули. За «нужные» показания его обещали выпустить уже через неделю».

5. У Торбина «срочно» и неожиданно меняется адвокат (и это в изоляторе СБУ, где нет ни связи, ни общения). И Торбин «вдруг» начинает давать показания, которые как под копирку повторяют слова, предположения и догадки Павловского.

6. На суде выясняется, что покойная Гандзюк тесно сотрудничала с СБУ и непосредственно с Даниилом Доценко. Последний некоторое время назад возглавлял Управление СБУ в Херсонской области и имел недолгий конфликт с Паламарчуком.

Есть подозрение, что после того случая нардеп и чин из СБУ нашли общий язык, разделив браконьерский бизнес в области. Возможно, покойная догадалась об этой «дружбе» двух генералов. Не исключено, что Паламарчук, действительно, поручил Павловскому «закрыть рот» Катерине, которая поднимала вокруг леса много шума. Знал ли об этом Доценко? Обязан был знать. Но предотвращать покушение он, видимо, даже не собирался: у него на Гандзюк были большие политические планы, реализовать которые можно было бы только путём её ошеломительной популярности. А после нападения о Гандзюк заговорила вся Украина. Очевидно никто не собирался её убивать, иначе бы просто застрелили. Но один хотел «пугнуть», а второй «раскрутить».

Катерина была неглупа. Скорее всего, она смекнула из-за кого и почему оказалась в ожоговом центре и вынуждена терпеть невыносимые боли. Именно эта догадка и стала для неё роковой. Потому как за три дня до переезда в Австрию, под наблюдением лучших медиков страны, девушка резко умирает, а результаты вскрытия и анализы за последний месяц засекречиваются. Пропадают и главные улики в деле: ноутбук и телефон Катерины – гаджеты, в которых хранится вся информация о переписках и общении.

Как ни крути, а все дороги ведут к человеку «в форме». Но, видимо, только его партийная принадлежность не даёт следствию возможности рассмотреть лицо заказчика повнимательнее. Ясно одно: заказчика преступления, по совету Кати, действительно следует начинать именно с обыска гардеробов.

Тем более, что о затягивании «дела Гандзюк» заговорили уже и активисты, постоянно стимулирующие и прокуратуру, и СБУ к активным действиям. Всё-таки тайные исчезновения из процесса членов БПП наталкивают на сильные подозрения: а не прикрывает ли президентская команда (в которую входит и сам Генпрокурор) «своих» людей? Некоторые высказывают и совсем печальные предположения, что, мол, пока не сменится президент, убийцу Гандзюк так и «не найдут». 

Руслан Якушев