Канун Голодомора

Фото:  Канун Голодомора

Что позаимствовал Сталин из ленинской опыта подавления антисоветских выступлений 1921 года.

В национальной памяти граждан Украины голод 1932-1933-го вылился в сплошной голодный мор. На самом деле следует различать голод, вызванный а) хлебозаготовками 1930-1931 годов и б) карательной акцией последнего квартала 1932-го — первой половины 1933-го, которую ее инициатор Иосиф Сталин назвал в ноябре 1932 года «сокрушительным ударом по белогвардейцам и петлюровцам».

В тему: Как Сталин убивал Украину

Украина больше, чем другие регионы, сопротивлялась сплошной коллективизации сельского хозяйства, которая начиналась в виде комунне. Об этом свидетельствует статистика антисоветских восстаний. В марте 1930-го Сталин вынужден был на полгода прекратить коллективизацию, а затем продолжил ее в артельной форме, то есть позволил колхозникам иметь приусадебное хозяйство. Наказывая крестьян за сопротивление, он накладывал на Украину с 1930 года неподъемные хлебозаготовительные планы, которые выполнялись реквизицией зерна.

Продразверстка с урожая 1931-го повлекла за собой смерть от голода в первой половине 1932 года десятков тысяч украинских крестьян. Однако конечной целью сталинского террора еще не было убийство их неопределенного количества, чтобы заставить подчиниться всех остальных. Напротив, власти постарались уменьшить смертность отказом от экспорта и даже импортом небольших партий зерна.

В январе 1933-го Сталин (так же как Ленин в марте 1921 года) заменил продразверстку продналогом и таким образом остановил назревающий коллапс сельского хозяйства. Одновременно он нанес «сокрушительный удар по белогвардейцам и петлюровцам» в Украине и на Кубани.

Эта карательная акция состояла из четырех звеньев: конфискации всего продовольствия длительного хранения; блокирования крестьян в местах проживания; информационной блокады; продовольственной помощи через колхозы и совхозы в процессе посевной кампании 1933 года. В последние месяцы 1932 года механизм «сокрушительный удар» был апробирован в колхозах и селах, поставленных на «черную доску» за невыполнение хлебозаготовительного плана, а с начала января конфискация любой пищи распространилась по всей территории Украины и Кубани.

В тему: Распятые на «черных досках»: как коммунисты организовывали голодную блокаду сел

Суть «сокрушительный удар» заключалась в умышленном создании условий, несовместимых с жизнью. Под сталинский террор одновременно попали национальная интеллигенция и церковь. Однако больше всего пострадало украинское крестьянство. Разворачивая превентивные репрессии, Сталин воспользовался ленинской опытом обуздания антисоветских восстаний. Происхождение «сокрушительный удар» связано с противостоянием власти и крестьянства на стыке 1920-1921-го.

Ленинская продразверстка

Ленин запретил свободную торговлю между городом и селом и ввел централизованное распределение продовольствия для городского населения и Красной армии с помощью принудительного изъятия крестьянской продукции. Не желая отдавать плоды своего труда государству практически бесплатно, крестьяне уменьшали объемы посевов зерна до уровня, который удовлетворял только потребности собственных хозяйств. В ответ государство реквизировало предназначенную для собственных нужд продукцию, обрекая крестьян на голод.

Самое серьезное сопротивление политике продразверстки оказывали украинские крестьяне. Село было перенасыщено оружием, которое оставалось после войны. Когда Ленин попытался дополнить продовольственную разверстку посевной, чтобы предотвратить катастрофическую деградацию сельского хозяйства, крестьяне выразили готовность повернуть это оружие против большевиков. К подавлению повстанческого движения российское правительство отнеслось как к ответственной военной кампании. В 1920 году в Украине было размещено в шести армиях около миллиона штыков и сабель.

На борьбу с повстанческим движением, которое большевики называли «кулацким бандитизмом», Кремль бросил боеспособные части. Использование регулярной армии в борьбе с крестьянством ставило под вопрос все предыдущие успехи большевиков в гражданской войне. Покорить крестьянство власть не смогла. Вот картинка с натуры, отраженная в телеграмме Михаила Фрунзе от 13 февраля 1921 года Льву Троцкому: «Основной причиной кризиса является полный паралич транспорта в Украине. Все грузы стоят в пути, ни к базам фронта, ни частям почти ничего фактически не поступает. В самом Харькове гарнизон систематически голодает».

Ликвидировать махновщину. Голод 1921 года вызвал окончательное угасание повстанческого движения на юге Украины

В тему: Историк Людмила Гриневич: «Еще в 1930-м против власти восстал 1 миллион украинцев»

Военачальник, каким был Фрунзе, мог считать, что корнем кризиса был транспортный коллапс. Однако его обусловило не отсутствие угля на железных дорогах, так же как и не недостаток хлеба в шахтах. Это были последствия разрухи, охватившей все отрасли экономики вследствие разрыва рыночных связей между городом и селом. Ленин понял наконец опасность войны с крестьянством. В марте 1921 года он заменил продразверстку продовольственным налогом. Так началась новая экономическая политика (НЭП).

Хлебозаготовки в условиях катастрофической засухи

В 1921-м в основных хлебопроизводящих регионах — Поволжье, Северном Кавказе и южных губерниях Украины — произошла катастрофическая засуха. Ее разрушительное действие сочетается с разрухой в сельском хозяйстве Украины вследствие семи лет почти непрерывных военных действий. На урожае сказалось также уменьшение объемов посевов под влиянием продразверстки.

Каким был урожай зерновых 1921 года? Сведения украинской и российской статистики в этом вопросе кардинально отличались. ЦСУ РСФСР оценило урожай в 633 млн пудов, а ЦСУ УССР — в 277 млн пудов. На VII Всеукраинском съезде советов (декабрь 1922 года) нарком земледелия Иван Клименко назвал существенно меньшую цифру — 200 млн пудов.

Спор можно было решить проверкой первичной статистики. Почему украинское правительство не позаботилось о такой вещи, зная, что Москва будет настаивать на вывозе максимального количества зерна? 18 мая 1921-го Владимир Ленин телеграфировал председателю украинского правительства Христиану Раковскому: «Вопрос жизни и смерти для нас — собрать с Украины 200-300 млн пудов».

Именно Раковский позаботился об этом накануне жатвы. На его предложение политбюро ЦК КП(б)У 11 июня приняло такое постановление: «Предложить губкомам иметь надзор, чтобы органы НКЗ (наркомата земледелия. — Авт.), НКП (наркомата продовольствия. — Авт.) и Статбюро регулярно присылали сведения об урожае раз в неделю». Не ограничиваясь этим, Раковский утвердил постановление о командировке в неурожайные губернии комиссий для выявления истинного положения сельского хозяйства. Однако это постановление по указанию из центра было отменено ВУЦИК, как сообщил позже Раковский, «из чисто политических соображений: не создавать панику».

Украине утвердили продналог с урожая 1921 года объемом 117 млн пудов и обязали республику погасить долг по продразверстке урожая 1920 года, а всего отдать 171 млн пудов зерновых. Зимняя продразверстка разворачивалась постепенно. В январе 1921 года в Российскую Федерацию поступило 142 тыс. пудов зерна, в феврале — 247 тыс. пудов. В марте, когда на село пошли вооруженные рабочие отряды, поставки в Россию увеличились до 1114 тыс. пудов, но в апреле снова упали до 132 тыс. пудов. С помощью вооруженной силы в мае удалось отправить 522 тыс. пудов. Однако майский план поставок Украина не выполнила, и Раковский получил по партийной линии выговор «за недостаточно энергичную профработу».

В июле на юге Украины началась жатва, а с нею и продналоговая кампания. Крестьяне упорно сопротивлялись заготовителям, которые пытались вывезти мизерный урожай. В начале июля к взысканию продналога присоединился Ленин. Он предложил «мобилизовать в Поволжье молодежь в армию в количестве около 500 тыс. штыков и расположить эти полмиллиона на Украине, чтобы они помогли усилить продработу, будучи слишком заинтересованными в ней, особенно ясно сознавая и чувствуя несправедливость обжорства богатых крестьян на Украине».

Реализовать этот коварный замысел оказалось технически невозможно из-за полной дезорганизации жизни в голодающему регионе. Поволжские крестьяне сами покидали пораженные засухой местности и направлялись пешком (железные дороги были парализованы) в другие регионы. 439 тыс. беженцев нашли убежище в Украине. Именно ими занималась созданная в июле 1921 года Центральная комиссия помощи голодающим (Допгол) при ВУЦИК.

Положение на Юге Украины было не менее трагическим, чем в Поволжье. В 21 уезде пяти губерний (Одесской, Николаевской, Екатеринославской, Запорожской и Донецкой) крестьяне не собрали и того, что посеяли. В 10 других уездах пяти губерний сбор хлебов не превышал 5 пудов на душу населения. Этого количества хватало только на то, чтобы не умереть голодной смертью.

25 уездов Приднепровья собрали в 1921 году от 5 до 10 пудов зерна на душу. Выполняя разверстку с прошлогоднего урожая и платя натуральный продналог, крестьяне этих уездов отдавали государству немалую часть своего продовольственного запаса. В 46 уездах Приднепровья (25 левобережных и 21 правобережных), то есть на половине территории республики чистый сбор зерновых превышал 10 пудов на душу сельского населения. Но посевные площади в них под влиянием продразверстки были уменьшены. Эти уезды в лучшие времена не давали много товарного хлеба, теперь же им приходилось заменить пораженные засухой основные зоны товарного земледелия.

Хлебных излишков с половины территории республики не хватало, чтобы поддержать размещенную в ней армию, города и рабочие поселки, беженцев из Поволжья, города Центральной России, голодающее Поволжье и пять собственных нищих губерний. В этой ситуации Москва разработала свою систему приоритетов. Российское правительство позаботилось об обеспечении минимальной, временами голодной нормы потребления для рабочего класса и армии, в какой-то степени позаботилось о поволжских крестьянах.

Но о голодных украинских крестьянах в Кремле постарались забыть. Газетам было запрещено освещать положение в южных губерниях Украины. 4 августа 1921-го политбюро ЦК КП(б)У приняло следующую резолюцию: «Указать губкомам, что во время проведения кампании необходимо различать призывы к борьбе с голодом в России и борьбу с неурожаем в Украине, где помощь районам, пострадавшим от неурожая, может быть вполне предоставлена своими губернскими или уездными средствами».

О какой помощи речь шла? 12 августа Ленин подписал постановление Совета труда и обороны о применении чрезвычайных мер во время изъятия продналога, которое предусматривало введение в волости и села, которые сопротивлялись заготовителям, воинских частей. Последние идолжны были при сборе натурального продналога «принимать решительные меры принудительного характера».

Сопровождаемые войсками заготовители вторглись в голодающие губернии. В частности, в Вознесенском уезде они руководствовались инструкцией следующего содержания: «Взять в каждой волости от 15 до 25 чел. заложников из кулацкого и середняцкого населения. В случае, когда какое-нибудь село отказывается дать подписку о круговой ответственности, или же, дав подписку о выполнении продналога в 48 часов, ее не выполнит, такие села объявляться врагами советской власти. Половина заложников должно быть осуждено к применению высшей меры наказания — расстрелу, после чего будет принята следующая группа».

Местные власти не понимали причин бездействия правительства в борьбе с голодом в южных губерниях, так же как введение информационной блокады. Донецкий губисполком 30 января 1922 года телеграфировал в Харьков: «Голод на Донбассе приобрел в Мариупольском, Гришинском, Таганрогском уездах ужасный размахо. Голодает до пятисот тысяч человек. Крестьяне в отчаянии роют себе могилы, не получая реальной помощи. До сих пор из центра не получено ни зернышка».

Как раз в это время Ленин извещал местные органы власти, что на Донбасс доставлен трехмесячный запас хлеба, чтобы поддержать каменноугольную промышленность. Однако он поставлялся на шахты, а не в села. Из сел Донецкой области хлеб как раз забирали. До 15 января 1922 года из губернии было выкачано 120 тыс. пудов зерна.

В тему: Как коммунисты уничтожали «кулаков»

Иностранная помощь

Несмотря на все более высокую угрозу для жизни миллионов людей, большевики не обращались за помощью к международной общественности. Она первой обратилась к советским властям, как только узнала о катастрофической засухе. В начале июля 1921 года ученый и общественный деятель Фритьоф Нансен предложил наркому иностранных дел РСФСР Георгию Чичерину помогать продовольствием населению Петрограда. Затем к наркому обратился руководитель Американской администрации помощи (АРА) Герберт Гувер. Эта неправительственная благотворительная организация действовала в Западной Европе с 1919-го, используя огромные продовольственные запасы американского экспедиционного корпуса, оставленные после войны.

Международная помощь. Американскую администрацию помощи (АРА) во главе с Гербертом Гувером допустили в Украину только в 1922-м, на Поволжье — на полгода раньше

Ленин вынужден был дать согласие, хотя идея буржуазной помощи ему не нравилась. Чтобы сбалансировать классовую структуру иностранной помощи, он подключил к этому делу Коминтерн. Так возник Международный комитет помощи голодным в России. Начиная с 20 августа, в Поволжье развернулась масштабная благотворительная акция АРА. Однако в Украину иностранных спасателей не приглашали. Республика прямо-таки кипела комиссиями помощи голодающим — ведомственными и территориальными. Их активность была направлена на Поволжье, а в пределах Украины — на беженцев из Поволжья.

Когда сотни тысяч крестьян в южных губерниях стали погибать от голода, большевики Украины выступили против замалчивания трагической ситуации. Во время обсуждения отчета Центрального комитета, с которым выступил в декабре 1921 года на VI конференции КП(б)У Раковский, Николай Скрипник заявил: «Разве это не было очевидным, что мы идем к голоду? ЦК задерживал этот вопрос. Шла неделя за неделей, месяц за месяцем, и только теперь мы видим очевидно ошибку, обнаруженную здесь.

Мы тогда не осмеливались говорить, что у нас, в нашей благодатной Украине — голод». Тогда же состоялся VII Всеукраинской съезд советов, на котором с отчетом ЦК Помгол выступил Григорий Петровский. Вынужденный выкручиваться, он дал такое замысловатое объяснение: «На Украине в результате более благоприятного урожая предыдущего года, несмотря на одинаковое с Поволжьем влияние засухи на урожай 1921 года, острая продовольственная нужда дала себя почувствовать только с поздней осени. И до начала зимы 1921 года в степях житницы федерации произошел тот же ужасный кошмар, что холодит кровь, в том же ужасном и жутком разнообразии его картин, что и в Поволжье».

Петровскому вторил Раковский. В доверительном письме Ленину от 28 января 1922 года он писал с ударением не на «ошибке», о которой говорил Николай Скрипник, а на «преступлении»: «Я должен констатировать, что в отношении продовольственных и посевных потребностей наших голодающих губерний мы обнаружили преступную небрежность. […] Это происходило потому, что мы в первую очередь имели в виду Советскую Россию и Донбасс».

Руководители УССР выдвигали различные причины «преступной халатности». Григорий Петровский — наличие больших запасов прошлогоднего урожая в южных губерниях Украины, Христиан Раковский — приоритетность России и Донбасса в заботах правительства о голодающих. Однако приведенные факты не связаны с колоссальной смертностью на украинском Юге, которая достигала, по очень приблизительным подсчетам, которые приводит в своей монографии Александр Гладун, около 900 тыс. человек (Очерки по демографической истории Украины ХХ века. — М.: Институт демографии и социальных исследований им. М. В. Птухи, 2018. — С. 158).

Действительно, чем объяснить разнобой в оценке урожая 1921 года статистическими органами Украины и России? Чем объяснить запрет проверки реального состояния дел с урожайностью в южных губерниях Украины? Чем объяснить драконовские методы изъятия зерна по продналогу в охваченных катастрофической засухой губерниях? Чем объяснить информационный вакуум о голодающих украинских крестьянах, который держался до 16 января 1922 года? В тот день политбюро ЦК КП(б)У поручило своему агитационно-пропагандистскому отделу и ЦК Помгол(а) принять меры, чтобы в прессе появилось «больше сведений о голоде на юге Украины». Центральному органу ЦК газете «Коммунист» было поручено направить в голодающие губернии корреспондента для освещения имеющегося там положения.

И, наконец, главное: чем объяснить недопуск иностранных благотворительных организаций в южные губернии Украины в течение второй половины 1921 года, когда там умирали страшной смертью сотни тысяч мужчин, женщин и детей? Со стороны руководителей Кремля не требовались организационные усилия или материальные средства для радикального исправления положения. Нужна была только их добрая воля. Однако Раковский только 10 января 1922-го смог заключить с АРА соглашение, аналогичное подписанному российским правительством в августе 1921 года.

Ответ на все вопросы

Наличие антисоветских восстаний в захваченной большевиками Украине советская историография не отрицала. Да и как она могла это делать, когда советская власть в середине 1919-го была ликвидирована под влиянием не столь наступления белогвардейцев, как повсеместных антисоветских восстаний, вызванных продразверсткой и стремлением большевистского руководства насадить в селах коммуны? Как можно было замолчать присутствие в Украине мощной армии Нестора Махно, который боролся со всеми политическими силами и их вооруженными формированиями, но время от времени заключал соглашения с большевиками?

В отчете правительства УССР на VI Всеукраинском съезде советов утверждалось, что в 1921 году в деле «замирения» села сделано больше, чем за весь предыдущий период. Всеукраинская НК подала соответствующую статистику: за 10 месяцев года было выведено из борьбы различными средствами 444 атамана, среди них убиты в боях 189, расстреляны 9, арестованы 84, добровольно явились с повинной и были амнистированы 162. Большая часть тех, кто явился с повинной, приходилась на вторую половину года. Почему именно так?

Советская историография отвечала на это так: повстанческое движение начало спадать, когда крестьяне почувствовали благотворное влияние новой экономической политики. Но методы хлебозаготовок не изменились в отчаянной ситуации голодного года. Куда убедительнее объяснение, которое следует из опыта борьбы Нестора Махно. Преследуемые кавалерийскими и бронечастями Красной армии махновцы собрались 21 июля 1921-го на совещание в селе Исаивка Таганрогского уезда.

Обсуждался вопрос: в каком регионе продолжить борьбу? «Батька» попытался сменить привычный, но опасный из-за насыщенности войсками регион и совершил рейд по донецким и поволжским степях. Но в условиях приближающегося голода политическая активность крестьянства спала практически до нуля. Никем не поддержанный, Махно вынужден был повернуть тачанки на запад. Он пересек сначала Днепр, а потом Днестр и оказался в изгнании, в Румынии.

Ленин считал природный катаклизм, который поразил непокорную Украину, своим лучшим союзником в подавлении «кулацкого бандитизма». Чтобы усугубить голод, у крестьян южных губерний забирали в счет продналога последнее зерно. Чтобы голод продолжался, отбирая человеческие жизни, в Украину не допускали иностранные благотворительные организации. Голодный крестьянин не мог противостоять власти. Впервые большевики в своей разноцветной террористической практике применили расправу голодом.

Зарубежная помощь продолжалась с марта 1922-го по июнь 1923-го. В августе 1923 года, когда иностранные организации полностью развернули свою работу, они кормили 1,8 млн жителей неурожайных губерний против 400 тыс., обеспечиваемых ЦК Помгол при ВУЦИК. Итак, роль иностранных организаций была решающей. Тогдашняя пресса высоко поднимала роль международной пролетарской солидарности. Зато значение АРА и других «буржуазных» организаций умалялось. Однако статистика правильно расставляет акценты: за период своей деятельности Межрабпом (международная рабочая помощь — А) выдал голодающим в Украине 383 тыс. пайков, миссия Нансена — 12,2 млн, АРА -180,9 млн.

В тему: «Люди едят свои пальцы …»

В 1922 году в Украине было засеяно на 2,7 млн десятин меньше, чем годом ранее. Огромный недосев в южных губерниях вследствие хозяйственного разорения крестьян был частично перекрыт приростом посевных площадей на Правобережье и Левобережье. Но республика вынуждена была отчислить из урожая 1922 года более 10 млн пудов зерна на экспортные ресурсы. Это небольшое количество, но и он могло бы облегчить положение голодающих. Но в Москве обязали украинских руководителей начать прерванный войнами экспорт хлеба, чтобы получить валюту. Как экспорт хлеба, так и поставки в Россию привели к тому, что голод в южных губерниях продержался в течение всего 1922 года года и проходил в первой половине 1923-го.

Станислав Кульчицкий, опубликовано в издании  Тиждень.UA

Перевод: Аргумент