Опубликовано

Власти России признали невозможность поддержки рубля

Текущий уровень валютных резервов России не позволяет денежным властям проводить интервенции для поддержания курса рубля, в нынешней ситуации единственным рычагом влияния Банка России на рубль является ключевая ставка. Об этом заявил помощник президента РФ Андрей Белоусов на форуме Территория смыслов на Клязьме.

"В чем сложность сегодняшней ситуации? Первый момент — у нас рубль сегодня находится в плавающем состоянии. И у нас сейчас уже нет тех золотовалютных резервов или валютных резервов, которые мы могли использовать для поддержки рубля в 2013 году", — цитирует Белоусова ПРАЙМ.

Он напомнил, что в настоящее время размер валютных резервов РФ (без золота) составляет чуть более $300 млрд. "Но из этих 300 миллиардов долларов больше 120 миллиардов долларов приходится на запасы правительства — это Резервный фонд и Фонд национального благосостояния, которые хранятся в валютной форме", — пояснил Белоусов.

По его словам, оставшейся части резервов хватит, примерно, на 9 месяцев товарного импорта или, примерно, на полгода импорта товаров и услуг. "Это, на самом деле, минимальная планка, которая считается в мире естественной границей", — подчеркнул помощник президента.

"Поэтому когда (глава ЦБ Эльвира) Набиуллина говорила о том, что ЦБ будет пополнять резервы — это было вполне оправданное заявление, связанное с их состоянием, которое может оценить любой инвестор", — считает он.

В то же время, добавил Белоусов, рубль находится в плавающем состоянии и ЦБ имеет ограниченные возможности, чтобы влиять на него через валютные интервенции. "Поэтому остается в руках ЦБ другой рычаг — ключевая ставка, с помощью которой ЦБ может влиять на стоимость денег в экономике", — отметил он.

Набиуллина в начале июня заявила, что регулятор оценивает в качестве комфортного уровень международных резервов РФ в размере до $500 миллиардов. По данным ЦБ, международные резервы РФ по состоянию на 7 августа составили $358 миллиардов. По итогам 2014 года международные резервы РФ сократились в 1,3 раза — до $385,46 миллиарда.